ВЕНЕРА И АДОНИС

vilia miretur vulgus; mihi flavus Apollo pocula Castalia plena ministret aqua

Знак издательского дома Филда* ANCHORA SPEI

ЛОНДОН

Напечатано у Ричарда Филда для продажи в лавке «Белый грейгаунд»

в подворье Святого Павла.

1593.

Едва лишь солнце, лик явив багряный, С зарею плачущей простилось вновь, Охотиться Адонис стал румяный: Любил он травлю, презирал любовь. Его, спеша, Венера настигает,

Как волокита дерзкий, обольщает

И говорит: «О, лучший цвет полей**, Меня прекрасней втрое, несравненный, Румяней роз, белее голубей,

Укор для нимф, прелестней плоти тленной; Природа предрекла, создав тебя:

Лишь ты умрешь, погибнет мир, любя»***.

Джим медленно перевернул титульный лист. Внимательно пе- речитал его еще раз. Вновь открыл ВЕНЕРА И АДОНИС первую страницу. «И говорит:

* Филд (field — англ. «поле») (прим. автора).

** The field’s chief flower (англ.) — при дословном переводе это выражение можно прочесть как «Главный цветок поля», или «Старший цветок поля».

*** Шекспир У. Венера и Адонис (пер. А. Курошевой).


“О, лучший цвет полей…” «Напечатано у Ричарда Филда». По со- звучию фамилии издателя на титульном листе и слова «поле» при- зыв Богини к любимому приобрел иное значение: «О, Филдов старший сын…» «О, лучший цвет полей…» «Кого довелось мне знать…» «Напечатано у Ричарда Филда».

Двое любящих их было,

Но была в них жизнь одна — В двух, но не разделена:

Так любовь число ВЕНЕРА И АДОНИС убила.

Сердца два слились так тесно, Что просвет неуловим

Между ней и между ним В их гармонии чудесной.

Так голубка воспылала, Что могла по праву сметь Вместе с Фениксом сгореть.

«Я» и «ты» для них совпало.

И смешался ум в понятьях: Как же два с лицом одним —

«Я», но с именем двойным?

Что ж, одним, двумя ли звать их?*.

Он замер. Он не мог пошевелиться, чтобы не спугнуть внезапно озарившую его мысль, чтобы она не рассеялась от неловкого дви- жения, чтобы тишина и отсутствие движения дали этому облаку собраться, сгуститься, стать явью. Он недоумевал, как не понимал этого прежде. Он ВЕНЕРА И АДОНИС сидел за письменным столом, вдыхая эту идею все глубже, чувствуя, что он нашел спасение для нее, для себя, как это не странно звучало, для них обоих.

Он подошел к шкафу, где стояло собрание Шекспира. В при- мечаниях нашел фамилию Филд. О нем, о своем друге и соседе, о своем издателе великий драматург однажды упомянул в драме

* Шекспир У. Поэма «Феникс и Голубь» (пер. В. Давиденковой-Голубевой).


«Цимбелин». Одного из героев он назвал его именем на фран- цузский манер. Именно так Филд подписывал в печать француз- ские книги.

Имогена*

…То господин мой,

Британец доблестный и столь же добрый, Убитый горцами. Увы! Нет больше

Такого ВЕНЕРА И АДОНИС господина. Пусть пройду я

С востока к западу, просясь на службу, Сыщу, хороших много, буду верен,

Но не найду такого.

Люций

Добрый отрок,

Ты жалобами трогаешь не меньше, Чем господин твой кровью. Кто же он?


documentakikgxt.html
documentakikoib.html
documentakikvsj.html
documentakildcr.html
documentakilkmz.html
Документ ВЕНЕРА И АДОНИС